www.club-vulkan.casino

Произведения Пушкина
1821 год


"Кавказскій плЪнникъ" имЪлъ еще большій успЪхъ, чЪмъ "Русланъ и Людмила". Пушкинъ окончилъ его въ КаменкЪ въ 1821 г., и уже въ слЪдующемъ году поэма вышла въ свЪтъ въ ПетербургЪ, въ издаіііи Н. И. ГнЪдича. Въ поэмЪ двЪ части-описательно-этнографическая и романтическо-психологическая. По мнЪнiю самого Пушкина, первая часть удалась ему лучше, а во второй онъ хотЪлъ изобразпть "это равнодушіе къ жизни и ея наслажденіямъ; эту старость души, которыя сдЪлались отличительными чертами молодежи ХIХ вЪка". Въ основу поэмы положенъ разсказъ нЪкоего НЪмцова, о томъ, какъ его будто бы освободила изъ плЪна влюбившаяся въ него черкешенка. УспЪхъ поэмы въ публикЪ былъ неслыханный. - И если "Русланъ" далъ поэту извъстность, то "ПлЪнникъ" создалъ ему настоящую славу. НЪкоторые изъ стиховъ поэмы тотчасъ же стали поговорками, а она сама сдЪлалась родоначальницею всей нашей обширной н важной кавказской художественной литературы. Въ 20-хъ годахъ "ПлЪнникъ" вызвалъ много посредственныхъ подражаній и на другой годъ по выходЪ въ свЪтъ былъ передЪланъ въ балетъ, ставшій очень популярпымъ и долго не сходвшимъ со сцены. Фабула, поэмы не сложна, и вся прелесть ея заключается въ ея тонЪ, настроенiи и внЪшней отдЪлкЪ стиха; русскій офицеръ попадаётъ въ плЪнъ къ горцамъ; въ него влюблястся черкешенка и помогаетъ бЪжать (рис. на стр. 36).


                СвЪтила ночи затмЪвались; 
                Въ дали прозрачной означались
Громады  свЪтлоснЪжныхъ горъ; 
Главу склонивъ, потупя взоръ, 
Они  въ безмолвіи разстались.

ПлЬнникъ хотЬлъ бЪжать, но онъ былъ закованъ въ цЪпи

Мечтаетъ русскій о побЪгЪ; 
Но  цЪпь невольника тяжка, 
Быстра  глубокая рЪка... 
Межъ  тЪмъ, померкнувъ, степь 
                     уснула; 
Вершины  скалъ омрачены; 
По  бЪлымъ хижинамъ  аула 
Мелькаетъ  блЪдный свЪтъ луны; 
Елени дремлютъ  надъ водами, 
Умолкнулъ поздній крикъ орловъ, 
И  глухо вторится горами 
Далекій топотъ табуновъ. 
  Тогда кого-то слышно стало... 
Мелькнуло  дЪвы покрывало, 
И  вотъ-печальна и блЪдна, 
Къ  нему приблизилась она. 
Уста прекрасной ищутъ  рЪчи, 
Глаза исполнены тоской, 
И  черной падаютъ волной 
Ея  власы на грудь и плечи. 
Въ  одной рукЪ блеститъ пила, 
Въ  другой кинжалъ ея булатный: 
Казалось, будто дЪва шла 
На  тайный бой, на подвигъ 
                     ратный. 
На плЪнника возведши взоръ, 
"БЪги! сказала дЪва горъ: 
НигдЪ черкесъ тебя не встрЪтитъ. 
СпЪши, не трать ночныхъ часовъ;

Возьми кинжалъ - твоихъ  слЪдовъ 
Никто  во мракъ не замЪтитъ". 
  Пилу  дрожащей взявъ рукой, 
Къ  его ногамъ она склонилась: 
Визжитъ  желЪзо подъ пилой. 
Слеза невольная скатилась - 
И  цЪпь распалась и гремитъ, 
"Ты  воленъ! - дЪва говоритъ: - 
БЪги!" Но  взглядъ ея безумный 
Любви  порывъ изобразилъ. 
Она  страдала. ВЪтеръ шумный, 
Свистя, покровъ ея клубилъ. 
"О, другъ  мой!" - русскій возопилъ: -
Я твой навЪкъ, я твой до гроба! - 
Ужасный   край оставимъ оба, 
БЪги со мной..." - НЪтъ, русскій, 
                        нЪтъ! 
Она  исчезла, жизни сладость - 
Я  знала все, я знала радость, 
И  все прошло, пропалъ и слЪдъ. 
Возможно-ль? ты любилъ другую... 
Найди  ее, люби ее! 
О  чемъ же я еще  тоскую, 
О  чемъ уныніе мое?.. 
Прости! любви  благословенья 
Съ тобою  будутъ каждый часъ. 
Прости-забудь  мои  мученья, 
Дай руку  мнЪ... въ послЪдній 
                      разъ."

Въ біографическомъ очеркЪ мы уже говорили о происхо- жденіи поэмы изъ русской жизни "Братья-Разбойники" (рис. на стр. 55); Пушкинъ остался очень недоволенъ ею и сжегъ набросокъ; но одинъ изъ отрывковъ сохранился, и поэтъ, отдЪлавъ его, послалъ въ печать. Поэма написана была въ 1821 г., а появилаеь въ "Полярной ЗвЪздЪ" лишь въ 1825 г. Въ ней есть очень сильныя, поэтически-красивыя мЪста, попадаются исконно-русскія выраженія и обороты. Такъ, напр., всЪмъ извЪстное начало поэмы:

Не  стая вороновъ  слеталась. 
На  груды тлЪющихъ костей...

Разбойники собрались, за Волгою, вокругъ огней, и слушаютъ разсказы новаго прищельца:

  " Насъ было двое: братъ и я. 
Росли мы вмЪстЪ; нашу 
                    младость 
Вскормила чуждая семья. 
Намъ, дЪтямъ, жизнь была не въ 
                   радость... 
Мы жили въ горЪ, средь 
                     заботъ... 
Наскучила намъ  эта доля, 
И  согласились межъ собой 
Мы жребій испытать иной; 
Въ товарищи  себЪ мы взяли 
Булатный ножъ да темну ночь; 
Забыли робость и печали, 
А  совЪсть отогнали прочь. 
  "И что-жь? попались молодцы; 
Недолго братья пировали: 
Поймали насъ - и  кузнецы 
Насъ другъ ко другу приковали... 
  "По улицамъ  однажды мы, 
Въ цЪпяхъ, для городской 
                     тюрьмы 
Сбирали вмЪстЪ подаянье. 
И  согласились въ тишинЪ 
Исполнить давнее желанье. 
РЪка шумЪла въ сторонЪ, 
Мы  къ ней - и  съ береговъ 
                   высокихъ 
Бухъ! - поплыли  въ  водахъ 
                   глубокихъ, 
ЦЪпями  общими  гремимъ, 
Бьемъ волны дружными ногами, 
Песчаный  видимъ островокъ, 
И, разсЪкая быстрый токъ,

Туда стремимся. ВслЪдъ за нами 
Кричатъ: "лови! лови! уйдутъ!" 
Два  стража издали плывутъ. 
Но  ужь на островъ мы ступаемъ, 
Оковы  камнемъ разбиваемъ, 
Другъ съ друга рвемъ клочки 
                     одеждъ, 
Отягощенные  водою... 
Погоню  видимъ за собою, 
Но  смЪло, полные надеждъ, 
Сидимъ и ждемъ. Одинъ - ужъ 
                     тонетъ, 
То  захлебнется, то застонетъ - 
И, какъ свинецъ, пошелъ ко дну 
Другой проплылъ  ужъ глубину; 
Съ  ружьемъ въ рукахъ, онъ 
                         въ бродъ упрямо, 
Не  внемля крику моему, 
Идетъ, но въ  голову ему 
Два  камня полетЪли прямо- 
И  хлынула на волны кровь;

Онъ  утонулъ - мы въ воду вновь.

Мы береговъ достичь успЪли 
И въ лЪсъ ушли. Но бЪдный 
                       братъ... 
И трудъ, и волнъ осенній хладъ 
Недавнихъ силъ его лишили: 
Опять  недугъ его сломилъ 
И  злыя грезы посЪтили. 
  Умолкъ  и буйной головою 
Разбойникъ въ горести поникъ", 
И  слезъ горючею рЪкою 
СвирЪпый  оросился ликъ."

Жизнь Пушкина
1814 1820 1821 1822 1824 1825 1826 1828 1830 1831 1832 1835 1836
Переход к оглавлению Книги
© изданiе "НИВА" 1899
идея и реализация проекта Голубчиков Александр mr.Alexander@mtu-net.ru